Радикальный исламизм. Ваххабизм и салафизм

Материал из Энциклопедия системно-векторной психологии
Перейти к: навигация, поиск

Салафизм - одно из ответвлений в исламе, для которого характерным является призыв ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины времен первых поколений мусульман (праведных предков). В сегодняшней интерпретации салафизма важнейшим элементом жизни каждого правоверного мусульманина становится ведение активной борьбы с вероотступниками, что, в соответствии с салафитcкой трактовкой священного писания, было завещано Пророком Мухаммадом в Коране и Сунне.

Салафитский ислам сегодня стремительно распространяется в суннитских регионах по всему миру. Около 10 процентов мусульман-суннитов - салафиты, хотя еще в начале ХХ века салафизм являлся небольшой еретической сектой.[1]

Слева направо, сверху вниз: Абу Бакр Аль-Багдади, Абубакар Шекау, Доку Умаров, Абу Мусаб аз-Заркави

На практике салафизм - это радикальные исламистские организации, куда в большом количестве затягивает людей в состоянии кожно-звукового фанатизма, которых умело направляют на простую, но великую идею джихада, воспламеняющую их сердца и умы. Стекаются туда и люди в состоянии морально-нравственной дегенерации с желанием убивать людей (обладатели анально-кожно-звукового сочетания векторов). Немало в рядах исламистов и просто солдат-наемников (преимущественно людей с кожным вектором), которым все равно, на чьей стороне воевать, пока им платят деньги. Через активную и умелую пропагандистскую деятельность исламистам удается завоевывать симпатии простых малообразованных мусульман, недовольных отношением к ним местных властей. Салафитские радикалы без особого труда вербуют и тех, у кого просто нет средств к существованию, нечем кормить семью и близких, чья жизнь невыносимо тяжела и полное отсутствие перспектив вынуждает их идти на заработки любым путем.

Однако особый интерес представляют именно те люди, которые сами выбирают примкнуть к радикальным исламистам из идейных соображений, то есть по зову своей души. Такой «зов» может возникнуть только у людей со звуковым вектором длительное время пребывающих в депрессивном или около-депрессивном состоянии. Звуковик рождается с огромным желанием познать себя, понять, в чем смысл жизни, раскрыть первопричину всего. Это его врожденная данность, его видовая роль. Подобными вопросами он начинает всерьез задаваться уже в пубертатном возрасте. Звуковики - обладатели абстрактного интеллекта. В развитом состоянии такие люди часто чрезвычайно способны к естественным и точным наукам, нередко это обладатели писательского дара, поэты, изобретатели, программисты.

Звуковой вектор – очень особенное качество психики. Все звуковые вопросы и желания устремлены в сферу метафизики. Материальные ценности не представляют для звуковика никакого интереса (это утверждение требует, однако, отдельного, более детального рассмотрения, поскольку человек всегда обладает как минимум двумя векторами, что усложняет картину, делая ее в некоторых случаях менее однозначной). Люди без звукового вектора часто воспринимают звуковиков как «особенных», «не от мира сего». И действительно, мироощущение звуковика сильно отличается от всех остальных, он всегда желает интеллектуально и чувственно проникнуть за «кулисы и декорации» привычного миропонимания. Однако звуковики видят и слышат то же, что все остальные, и так же вынуждены сталкиваться с жизненными реалиями того общества, в котором живут. Поэтому по ходу жизни они стремятся выбрать род деятельности более или менее созвучный их интеллектуальным изысканиям. Однако в ХХI веке звуковику все сложнее и сложнее реализовать свое звуковое желание. Далеко не все способны стать физиками, мыслителями, писателями, программистами, да и часто те, кто может, продолжают ощущать некую внутреннюю пустоту.

Очень многие звуковики из разных уголков света не могут найти ответ на главный вопрос своей жизни. Ни в чем, с чем они сталкиваются им не обнаружить смысл и цель их собственного существования, 70-80 лет отпущенных на земле. Отсутствие ответов вызывает сильные страдания в звуке, тяжелые депрессивные, нередко суицидальные состояния. Звуковик в депрессивном состоянии склонен винить собственное физическое тело в страданиях души. Звук единственный из восьми векторов, разделяющий свое «Я» на тело и душу (психику), для всех остальных это единое целое. Люди без звукового вектора не ощущают свою неизбежную конечность, смертность (не путать с незнанием самого факта смертности человека). Чем больше звуковое желание не наполнено, тем больше звуковик сосредоточен на своих внутренних состояниях, и тем меньше он замечает свое собственное тело. Однако чувствует, что именно тело мешает ему ощутить «божественное начало», удерживает в этом мире вместе с другими телами, в то время как первопричина всего кроется где-то за пределами этого мира (мира материального). Стоит отметить, что далеко не всегда звуковик отдает себе в этом отчет, то есть он не сможет объяснить причины своего внутреннего состояния ни другим, ни самому себе, если его об этот попросить.

Интересно отметить, что депрессивных звуковиков сильно воодушевляют предсказания о возможном конце света, разговоры о ядерных войнах, глобальных катаклизмах и других вариациях гибели человечества. Когда звуковик не видит смысла в жизни, он хочет, чтобы мир физический исчез, полностью. В таком состоянии звуковик неосознанно стремится найти [готов ухватиться за] какую-нибудь идею, которая удержит его на плаву, облегчит его страдания. Бессознательно депрессивных звуковиков (с нарушенным чувственным восприятием окружающего мира) часто притягивают идеи связанные с массовыми убийствами. И дело не в том, что звуковика привлекает злодеяние, просто как таковая смерть, избавление от тела (освобождение души от тела), приносит ему душевное облегчение. Именно поэтому идеология подобная той, что пропагандирует ИГИЛ (Исламское Государство Ирака и Леванта), их «успех», территориальная экспансия и массовые убийства во имя высшей звуковой идеи, привлекают многих звуковиков в тяжелых и нездоровых состояниях.

Для звуковика идея, в которую он верит и ради которой готов работать, не жалея сил – это ощущение связи с чем-то высшим, ощущение идеального. Это способ изменить сознание. Звуковики жаждут достичь измененного состояния сознания, то есть иметь способность ощущать течение жизни по-другому, ощущать совершенство, о существовании которого они догадываются. К сожалению, сегодня все чаще звуковики выбирают фиктивный путь «изменения сознания» наркотиками. Этот путь не ведет никуда, поскольку наркотики (в том числе галлюциногены) всего лишь создают временное впечатление изменения сознания. По факту же никакого изменения не происходит. Однако прием наркотиков влечет за собой сильнейшие, зачастую необратимые психические нарушения именно у звуковиков, в том числе это касается самого звукового желания. А желание - это сама суть человеческого «Я».


Содержание

Кожно-звуковой фанатизм

Состояние фанатизма может сформироваться только у людей с кожно-звуковой связкой векторов. Оно удивительным образом способно мобилизовать потенциал и силы человека. Такой звуковик готов без оглядки последовать за любой идеей, способной хотя бы на время придать его жизни настоящий, как ему кажется смысл (сверхсмысл). Ради этого человек готов бросить все, что имел («земные удовольствия» не имеют ценности для звукового вектора) и взять на себя, как ему кажется, «великую миссию». Однако суть такой миссии всегда крайне эгоцентрична - наикратчайшим путем приблизиться к раскрытию "божественного". То, каким образом выражена и оформлена идея, за которой следует фанатик для него самого не столь важно. Идея должна иметь привкус чего-то ведущего к новому состоянию, в котором его жизнь и бытие наконец будут наполнены высшим смыслом. Его не влечет само претворение идеи в жизнь, его влечет желание реализовать собственный сумасшедший эгоцентризм, реализовать ощущение своего звукового величия.

Здоровая идея, всегда направлена на массы, например, идея о социальных преобразованиях, создании новых форм сплочения людей, новых социальных формаций. Из людского сплочения рождается сила, возможность создавать нечто великое. Фанатичный же звуковик готов работать только ради собственного блага, он не готов работать ради блага и будущего других людей. Он не ощущает важности и ценности других людей.

Часто в звуковом векторе фанатик несет определенную травму, причинами которой нередко становятся родительские оскорбления, крики и скандалы. Из-за нее контакт с внешним миром становится для него болезненным еще до наступления пубертатного возраста. Не справляясь с этим болезненным воздействием, звуковик научается в определенной степени изолировать себя от внешнего мира. Он сосредотачивается на своем внутреннем мире, как бы запирается в себе. Травмирующие звуки и в особенности травмирующие смыслы слов бьют по психике звуковика через его эрогенную зону - ухо. Бьют прямо в "душу". При сильных ударах психическое, сохраняя себя, снижает способность эрогенной зоны диффиренцировать смыслы травмирующих звуков (слов). Звуковик, таким образом, слышит звуки, но отчасти перестает различать их смыслы. За этим механизмом кроется целый спектр нарушений адекватного восприятия окружающего мира (в том числе расстройства аутистического спектра).

Звуковику вообще свойственно сосредотачивается на своих собственных состояниях, пытаясь их осмыслить. В ощущениях звукового человека и внутренний мир и мир внешний заключены внутри, т.е. в некотором смысле оба являются продолжением (частью) его внутреннего состояния. Для остальных семи векторов деление, граница между "миром внутри" и "миром снаружи" абсолютна. Нормальное развитие звукового вектора происходит, когда он сосредотачивается на окружающем (внешнем) мире, осмысливает окружающую его действительность. В случае травмирующего воздействия он сосредотачивается на себе, и его связь с внешним миром в определенной степени нарушается. Нередко звуковик может не воспринимать целые пласты социальных аспектов взаимодействия между людьми. Для кожно-звукового фанатика не существует ценности человеческой жизни как таковой.

Состояния фанатизма не может быть без кожного вектора в архетипичном состоянии. Человек с кожным вектором от природы добытчик, охотник и воин, человек действия. Архетип - это врожденный минимум психических качеств и свойств, необходимый для выживания и исполнения своей видовой роли. Архитипичный кожник стремится абсолютно все и всех вокруг использовать исключительно с выгодой для себя, при этом как можно меньше делая для других. Архитипичный кожник - вор, в мыслях, в действии, в намерении. Поэтому в тандеме с вышеописанным состоянием звукового вектора, такой человек будет крайне зациклен на себе и на своих состояниях. Это позволяет ему и в абсолютной мере принять на себя идею, отгородиться от всего остального, что есть и было в его жизни, переносить практически любые лишения. Кожно-звуковой фанатик имеет склонность формировать вокруг себя разного рода секты. Он всеми своими действиями старается замыкать людей на величии своей персоны. Такой человек способен к словесному индуцированию масс людей. Обычно именно эти люди являются проповедниками религиозных идей.

Чем больше страданий испытывает звуковик, чем более бесплодным оказывается его постоянное сосредоточение на самом себе, тем большую ненависть он испытывает к окружающим. Беспричинное (бессознательное) желание убивать может возникать именно у звуковиков потерявших способность к сопереживанию окружающим людям, потерявшим нравственную составляющую в собственном мироощущении. Обычно человек в состоянии кожно-звукового фанатизма - безнравственен. Фанатик готов убивать за идею, когда как кожный-звуковик, для которого первично важна сама идея, готов погибнуть за нее, если придется.

Фанатик тоже не страшится собственной смерти, ведь испытывая длительные звуковые страдания, жизнь тела фактически полностью обесценивается и смерть становится скорее желанным состоянием. Однако за идею свою жизнь он отдавать не готов. Если фанатик-салафит твердо верит, что своими волеизъявлениями заблудшие кафиры (неверные) сеют зло, отдаляют наступление царства Аллаха на земле, то он сможет убить во имя Аллаха, и в глубине души ощутить удовлетворение.


Священная война

Чтобы глубже разобраться с тем, что представляет собой современный салафизм как явление, необходимо рассмотреть ряд важных моментов касающихся сегодняшней роли религии (ислама) в жизни мусульманских сообществ. Эти моменты будут рассмотрены, во многом используя исламскую риторику.

Ниспосланный Пророку Коран расценивается в исламе как вечная, несотворенная, истинная речь Бога. Коран и Сунна - это основополагающие источники жизненных установок и правил, обязательных для правоверного мусульманина, охватывающих все области его жизни. По сути, это кодекс жизни мусульманина. Положения и предписания из Корана и Сунны - есть шариат, что означает "правильный путь". Само слово "ислам" означает покорность, подчинение ("законам Аллаха").

Придерживаться правильного пути, пути Аллаха, значит стремиться в жизни поступать так, как поступил бы божий посланник. И сказано, что воздастся человеку, не жалеющему ни имущества своего, ни самой жизни на пути Аллаха, и возвысит Аллах его на целую ступень по сравнению с отсиживающимися дома и не знающими тягот. Салафизм - это устремление к чистоте веры, это возврат к исламу времен праведных предков, первоистоков, к тем практикам, что были в ходу у мусульманской уммы времен Пророка и первых четырех праведных халифов. Шариат в первозданном виде не описывает многих важных аспектов жизни, в том числе и тех, что касаются взаимоотношений между людьми, что стало ясно сразу после смерти пророка в процессе выяснения наследования его функции предводителя уммы. Впоследствии была создана процедура выведения новых норм и правил касательно отдельных вопросов, не описанных в Коране и Сунне, называющаяся иджтихадом. Однако в отличие от Корана и Сунны нормы иджтихада нельзя назвать божественным откровением, ведь они являются плодом человеческого ума, что крайне важно констатировать, поскольку человеку даже выдающихся способностей свойственно ошибаться.

Иджтихад охватывает не только правоведение, как нередко считают за пределами мусульманского мира, но и аспекты веры, нравственности и т.д. То есть помимо непосредственно шариатских норм в исламе есть огромная надстройка в виде иджтихадских норм. С точки зрения салафитов, все искажения, вносимые иджтихадом в виде интерпретаций и рационализаций слова Божьего, есть куфр (неверие), тяжелейший грех в Исламе. В Коране сказано "не повинуйся неверным", а неверные – это те, кто "судит (правит) не по тому, что низвел Аллах", т.е. отклоняются от Корана. Таким образом, салафиты называют неверными всех немусульман, а также представителей власти мусульманских государств, которые правят и судят в соответствии с выдуманными людьми законами вместо истинных шариатских, например уретральный Муаммар Каддафи, Хосни Мубарак, Башар Асад, Саддам Хусейн и т.д. В Коране сказано, что должно мусульманину вести джихад на пути Аллаха, не жалея имущества и жизни своей. Салафиты утверждают, что Коран и Сунна не требуют никаких интерпретаций, они ясны как есть, и богохульственно было бы предполагать, что Бог ниспослал людям Писание непонятное и требующее сложных истолкований.[2]

Понятие "джихад", в переводе означающее "усилие, усердие на пути Аллаха", толкуется салафитами исключительно как упоминаемый в Коране "малый джихад" - т.е. война против врагов ислама, военные действия против неверных. "И вернулись мы с Малого Джихада к Великому Джихаду", как сказано в одном из хадисов. Под "великим джихадом" подразумевается постоянная борьба человека с самим собой, с испытаниями, которым постоянно подвергается душа, борьба с неверием и сомнениями. То есть имеется в виду внутреннее самосовершенствование.

Салафиты отвергают деление джихада на малый и великий, сводя все к тому, что джихад - это исключительно реальная война против кафиров (неверных). И именно этот важнейший для салафитско-джихадистских групп постулат никак нельзя назвать доказуемым с точки зрения святого писания. Он является трактовкой отдельно взятых отрывков Корана и Сунны учеными-салафитами, т.е. по сути, является продуктом иджтихада, толкованием. Обосновывая обязанность мусульманина вести джихад, современные салафиты и ваххабиты ссылаются на известных средневековых салафитских авторов, таких как Ибн Таймийя, Ибн Кайима аль Джавзийя, аль Куртуби, аль Кисаи и др. А эти авторы не относятся к святому писанию. Особенно важными становятся обращения к салафитским авторитетам когда необходимо обосновать ведение обязательного джихада против высокопоставленных вероотступников – политических деятелей мусульманских стран. То есть, борясь за чистоту ислама от иджтихада, салафиты сами сворачивают на путь иджтихада в своих наиболее принципиальных идеологических толкованиях.

Джихадистская деятельность сегодня быстро набирает обороты и приобретает все более античеловеческий лик: теракты против невинных людей, массовые убийства мирных жителей-мусульман, похищения ради выкупа, наркоторговля и торговля оружием и даже рабство. Не говоря уже о том, что люди, живущие на подконтрольных исламистам территориях и поблизости, элементарно теряют столь важное для нормальной жизни чувство защищенности и безопасности, что постоянно держит их в стрессе и оставляет перманентные "микротрещины" в их индивидуальном психическом. Салафия, воплощенная в реальность руками радикальных исламистов-ваххабитов, сеет вокруг себя чистой воды новое средневековье худшего разлива. Определенные черты анального менталитета мусульманских стран достигают здесь крайних своих выражений, далеко уходя назад от общей ступени развития человечества, и тем более от западных стран. Например, "Боко Харам" и "Талибан" ратуют за отмену образования, особенно для девочек. Работать женщины тоже права не имеют. Женщина может только рожать детей и содержать дом, хозяйство. Она должна носить никаб или паранджу, чтобы не возбуждать у мужчин желания к ней, потому что по факту является собственностью мужа наравне с имуществом и домашним скотом, и отношение к ней формируется соответствующее. Однако надо признать, что, не смотря на средневековую дикость салафитских идей, неприятие нововведений и всяческое отторжение всего "западного", для современного оружия, техники и автомобилей было сделано исключение.

Салафитские идеи, сотни лет назад появившиеся на свет из-под пера анально-звуковых толкователей Корана, таких как, например, шейх Ибн Таймийя, по сути отвергают будущее, нарекая былые времена и нравы единственно праведными, "золотым веком" ислама. Стоит отметить, что речь не идет о подъеме и улучшении сегодняшних многонациональных и мультирелигиозных реалий мусульманских государств через очистку ислама от ереси. Речь идет о борьбе с вероотступниками (а это все, кто не с салафитами, включая мусульман, отказывающихся принять салафитскую трактовку ислама), с неоколониализмом Запада и США. Речь идет о свержении режимов этих стран огнем и мечем, разрушении всего нажитого и достигнутого, возврате в «былые времена», консервируя их навечно в незыблемых шариатских правилах несмотря ни на что. Ведь все новое - это не от Аллаха, и автоматически относится к вероотступничеству. Потому что от Аллаха все уже было получено и ясно для всех сформулировано, а новых божественных откровений, как известно, в Исламе не будет. Мухаммед был последним пророком единобожия.

Западные философия жизни и ценности, проникая в исламский мир, нивелируют влияние исламского духовенства на общество в целом и на каждого человека в отдельности. Страны теряют долю религиозной заряженности, превращаясь в светские, секулярные. В светских странах у исламского духовенства исчезают перспективы оставаться господствующим классом, влияющим как на политическое устройство страны, так и на социальные процессы в обществе. По большому счету, в мире есть две страны, где религия плотно интегрирована в политическую систему и представлена там исламским духовенством - это Саудовская Аравия и Иран[3].

Салафизм ваххабитского толка - это официальная религия Саудовской Аравии, где правящая династия основателей государства, дома Саудов, правит страной вместе с потомками идеологического основателя ваххабизма Ибн Абдаль-Ваххаба, принявшего непосредственное участие в основании Саудовской Аравии как государства в XVIII веке. В Иране духовенство пришло к власти после исламской революции 1978-79 годов. Обе эти страны являются основными идеологическими центрами и спонсорами исламизма, т.е. деятельности, направленной на установление шариатских законов в мусульманских странах и на мусульманских территориях. Посредством исламизма создаются условия, по факту вплетающие шариат в решение любых социальных и экономических вопросов в стране, сосредотачивая власть в руках верхушки духовенства.

Все суннитские радикально-исламистские группировки, ведущие джихад, принадлежат к салафитам.

В основе национального государства находится нация. Воззвание к религии как к социокультурному ядру и доминанте внутри национального государства взращивает силы ведущие к расколу. Как и воззвание к племенным различиям и националистическим различиям влечет за собой силы, ведущие к расколу. Для спонсоров радикальных исламистских группировок очевиден факт, что внутреннее развитие некоторых стран возможно остановить, развязав в них консервативную революцию. Деньги на содержание и развитие подобных группировок в мусульманских странах, а также странах с большим числом мусульманского населения, на пропаганду салафитских идей, тренировку бойцов и т.д. и выделяют спонсоры. И деньги выделяются немалые.

Но одно дело причины и силы, стоящие за радикальной исламистской экспансией, и другое дело люди, готовые стать радикалами, террористами-смертниками и нести смерть другим во имя идеи. Проповедование салафитских радикальных идей оказывается прекрасным механизмом вербовки и хорошо распространяется как среди образованной прослойки мусульман, так и среди малограмотной и люмпенизированной.

Сегодня множество кожных звуковиков со всего мира, в большинстве своем мусульман, стекаются в крайне радикальные организации, наподобие «Фронта ан-Нусра», «Исламского Государства Ирака и Леванта», движения «аш-Шабаб», «Талибан», «Исламского движения Узбекистана», «Боко Харам», «Аль-Каиды» и т.д., с одной целью - заниматься по-настоящему стоящим жизни, богоугодным делом, вести джихад против кафиров (неверных). Можно взять любого полевого командира, проповедника, зачастую простого бойца из любой радикальной исламистской группировки, и перед нами будет кожный-звуковик, кожно-анальный звуковик, но всегда именно звуковик.


Смерть приходит только в назначенный срок

Звуковое желание особенное и абсолютно доминантное. Если оно наполнено – то это величайшее счастье, равных которому просто нет. Однако желание это не устремлено в мир материального довольства и достатка, это желание раскрыть причину мироздания, попасть туда, откуда мы все пришли. Наполнить это желание сложно, и абсолютное большинство не раскрывают для себя в нем должной степени отдачи от жизни. И в таком случае ненаполненный звук – это нередко подобие психологической черной дыры, бесследно засасывающей любые земные радости жизни, порождающей чувство внутренней пустоты, поглощающей нравственную составляющую связи с окружающими людьми, с моральными и культурными ценностями. Для человека «в звуке» внешний мир, по сути, иллюзорен, ценность собственной жизни невелика. Он сосредоточен на самом себе, на несовершенстве, определенной степени бессмысленности того, что его окружает, бессмысленности самой жизни и страданий, которые она причиняет. И от этого раскрыть связь с Высшим хочется еще больше, это такая природная программа. Чем больше хочется ощутить Высшее, тем больше человек готов на какое-либо действие, хотя бы создающее впечатление, что он на пути к Нему. Этого не ощущаешь, занимаясь обыденными, мирскими делами. Это должно быть дело особенное, точно выводящее человека на путь к богу. Человек ищет. И ищет он всегда наикратчайший путь.

Один из важных хадисов в смыслах звучит так: «то, к чему по-настоящему стремился ты в жизни, по тому тебе и воздастся в конце ее». Салафиты утверждают, что переселение из страны куфра (неверия) в страну ислама считается одной из самых важных вещей, которые должен сделать мусульманин. Сказал посланник Аллаха, что нельзя жить мусульманину среди кафиров, ведь непричастен Аллах и посланник его ни к кому, кто живет среди кафиров. Ибо нет Аллаха среди кафиров. Сказал Аллах про людей, признавших власть кафиров над собой, признавших свою слабость в этой жизни, не сделавших усилия переселиться с земель куфра на истинные земли Аллаха, пространство коих велико, что место их в Геене Огненной. Те же, кто находит в себе силы встать на путь Аллаха, оставив позади все, получит от Него много благ, которые восполнят ему его потери сполна.

Очень звуковой хадис, заряжающий энергией действия, сподвигающий сделать "реальный" шаг на пути к Богу.

Звуковики живут в мире мыслей, однако то, что обычно приносит звуковику удовлетворение, важность и смысл его жизни – это идея. Следование идеи, сам акт претворения идеи в жизнь становится для кожного звуковика его путеводной звездой. Кожный звуковик – не диванный философ и не писатель, он получает удовлетворение от действия и результата.

Есть набор хадисов и аятов, компонуя которые можно создавать фактически любые смысловые интерпретации, заряжать их горячими речами, прибегая к помощи орально-звуковых или просто кожно-звуковых проповедников. Как показывает салафитско-ваххабитская практика пропаганды, таким образом можно направлять жаждущих встречи с Господом людей на конкретные действия, и они пойдут на них. Однако не каждый из них, только близкий к состоянию кожно-звукового фанатизма или фанатик. И как уже отмечалось выше, состояние фанатизма первично, т.е. не имея содержания, оно готово принять на себя форму любой идеи, позиционирующейся как великое, по-настоящему большое дело, находящее внутренний отклик в человеке. Иначе выражаясь, цель - ничто, движение - все.

«Утро или вечер, проведенное на пути Бога, лучше, чем весь мир с тем, что в нем есть». «Быть один час в боевых порядках на пути Бога лучше, чем быть на молитве шестьдесят лет». «О, Божий Посланник! Почему верующие подвергаются [Божьему] испытанию [после смерти] в саванах, за исключением геройски погибших (шухада’)?» На это Пророк ответил: «Звон мечей над его головой был для него достаточным испытанием».

Если звуковое желание велико, его сложно сублимировать, т.е. сложно его сократить, ограничить на прямое использование и найти способ его удовлетворить через соответствующую социально полезную комплементарную деятельность. Это бессознательный процесс. Результат сокращения желания - это способность почувствовать и найти интересующую и важную персонально для человека нишу, вопрос, предмет. Это происходит в процессе обучения наукам и более глубокого знакомства с миром, в котором мы живем. Почувствовав эту точку интереса, начав с ней работать и найдя себя в этой работе, человек способен создавать, строить, созидать, т.е. решать интересующую его сложную, требующую способности абстрактно мыслить задачу. В звуке, например, это может быть увлечение математикой, возможность описать многообразие и закономерности, существующие на разных уровнях природы, расширяющие горизонты звукового мышления. В анальности, например, это способность перечитать массу необходимого учебного материала, выучиться и усвоить все, что требуется, чтобы оперировать сложным математическим аппаратом для реализации своего звукового творческого интереса. В данном примере описан человек, обладающий также кожным вектором, с хорошей способностью к логическому мышлению. Способность задействовать свои векторальные свойства таким образом подразумевает определенную степень развития этих свойств.

Для реализации некоего конкретного звукового интереса необходимо приложить усилия, максимально задействовать звуковой абстрактный интеллект, чтобы решить ту или иную комплексную задачу, создать оригинальное и изящное решение сложных системных проблем. Это и будет сублимацией звукового желания. Когда звуковое желание велико и не сублимировано, человек будет стараться наполнить его напрямую, что сделать сложно. Кожно-звуковое сочетание векторов может приводить в бессознательном к ощущению огромной внутренней пустоты из-за отсутствия связи с первопричиной бытия, с Творцом, что выражает себя в потребности раскрыть ее, в ощущении, что смысл жизни, замысел Творца есть, но они скрыты от человека. Это ощущение можно обозначить как веру, исходящую из реальных звуковых ощущений. У кожного звуковика раскрывается потребность ощущать объект этой веры, т.е. Творца. Но фанатик - это человек с архетипичным кожным вектором, который выражает себя мелким, неразвитым устремлением все вокруг "схапать" ради себя, чтобы другим как можно меньше досталось. Причем «схапать», прилагая как можно меньше усилий.

Такой же психический посыл и напор этот человек будет проявлять и в устремлении ощутить объект своей веры, заполучить его в себя, впитать величие и значимость Божественного в свое "Я", никоим образом не включая в свой расчет кого-то другого (например, других людей и их желания). Есть только он и Творец, остальное несущественно. Звуковое напряжение, сконцентрированное у кожного звуковика на себе, превращается в прямое наполнение желания в тот момент, когда он находит, во что облечь свой душевный пыл. И чаще всего он находит некоторую эзотерическую интерпретацию мира духовного, то есть звуковую иллюзию замены своего эгоистического нутра на нечто более продвинутое, более близкое к ощущению Божественного. Однако раскрывает такой человек при этом только собственную единственность, в еще большей степени, чем до этого. Объем его "Я" при этом растет в ощущениях, создавая иллюзию продвижения на пути познания Божественного замысла. И это является началом жизненного сценария кожно-звукового фанатика. Нащупав, как ему кажется, связь с Творцом, он будет искать продолжения развития событий, жаждать реальных шагов по приближению к цели.

Кожно-звуковой фанатик рано или поздно либо сам создает секту, становясь гуру, предводителем, и собирает вокруг себя последователей (кожных звуковиков и зрительников в состоянии страха), либо присоединяется к какому-то уже существующему движению за великой целью. Иначе жить он не может, та форма внутреннего напряжения, создаваемого кожно-звуковой связкой, вынудит его искать способ реализовать свой жизненный сценарий.

Салафизм и рационализации сознания

Слева направо, сверху вниз: Тархан Батирашвили, Хаттаб, Шамиль Басаев, Абу Катада Аль-Филястыни

Салафизм как отвлеченная идея вполне имеет право на существование. Однако ясно, что сама по себе идея ничто без ее носителей и проводников. Один из хадисов пророка звучит так: «Из тех, кого мы сотворили, есть народ, который ведет истиной и ею творит справедливость». И пророк известил: «Община моя разделится на семьдесят три секты, одна из которых спасется, остальные погибнут». Его спросили: «А кто спасется?» Он ответил: «Люди сунны и согласия». Его спросили: «Что есть сунна и согласие?» Он сказал: «То, чего сегодня придерживаемся я и мои сподвижники».

И оставляет этот хадис пространство для внутренней борьбы между разными ответвлениями ислама. Единственное правильное, исходя из прямого прочтения хадиса – это чистая трактовка ислама – того, которому следовали Пророк, его ближайшие соратники, включая четырех праведных Халифов: Абу-Бакра, Омара, Османа и Али. Слово «салафия» происходит от «ас-салаф», что значит «предки», или «праведные предки». Т.е. приверженцы салафизма должны строго следовать первозданной форме ислама во всем. А ислам как система норм регулирует все области жизни мусульманина.

Ум и мысли – это механизм, необходимый для наполнения наших желаний, ядра человеческого "Я". Рационализации сознания прекрасный этому пример. Когда человеческое психическое толкает человека на те или иные действия, порой ужасные, преступные и античеловеческие, человек всегда оправдывает себя, находит объяснения, причины, виноватых. В конце концов, все, что делает человек, он делает из благих побуждений, он просто хочет быть счастливым, хочет чувствовать себя нормально. Практика салафизма – это деятельность. Частью идеологической базы салафитов является так называемый такфир. Такфир – это причисление несогласных к неверным. Причем в основном такфир нацелен именно на мусульман, а не остальных неверных, которые являются кафирами по определению, потому что не являются мусульманами. Неверных мусульман салафиты трактуют как вероотступников. А к таким людям шариат безжалостен и предусматривает для них смертную казнь.

Используя прямолинейные и дословные трактовки скомпонованных отрывков святого писания, не подвергая тексты настоящему смысловому анализу, с легкой руки приговаривается к смерти любой еврей и американец, попавший в поле зрения правоверного салафита-радикала. И это понятно, потому что практическим инструментом салафизма на мировой арене сегодня является смертьнесущий джихад, а настоящий поиск смысла и истины, осознание своего злого начала определенно находится вне салафитского контекста. Такфир нужен, чтобы оправдать джихад, оправдать убийства. Как пример, в 1998 году лидеры ряда радикальных салафитских группировок Пакистана, Египта, Афганистана и Бангладеша заявили о создании "Всемирного исламского фронта борьбы против иудеев и крестоносцев", целью которого было издание фетвы, обязывающей каждого мусульманина по возможности убивать американцев и их союзников в любой стране мира. Повод - оккупация США и Израилем святых мест ислама, а также агрессия США и Запада по отношению к исламским странам.[4]. Око за око, причем неважно, чье это око. Салафиты говорят, что шариат этим не нарушают.

У звуковиков, приходящих в салафитские группировки, нет никаких внутренних нравственных ограничителей. Для кожно-звукового фанатика цель всегда оправдывает средства. Объявив войну всей христианской Кении, боевики сомалийской салафистской террористической группировки "Аш-Шабааб" в 2013 расстреляли гражданское население в супермаркете Westgate, убив 67 человек. От рук того же "Аш-Шабааб" в апреле 2015 года в кенийском городе Гарисса погибло 147 человек, преимущественно студентов-христиан. Поскольку Гарисса - город с преимущественно сомалийским населением, то убивали тех, кто не мог процитировать Коран. Все кафиры - это не люди, это зло. К тому же вообще многим среди радикалов приятно убивать людей. То, как человек ощущает внешнее, социальное пространство, и то, как относится к нему, какие ощущения от взаимодействия с ним испытывает, зависит от степени развитости и реализации вектора, от того в каком состоянии находится у человека его вектор или векторальные связки.

В неразвитом и нереализованном желании другие люди ощущаются сильной неприязнью, причем в каждом из желаний эта неприязнь разная. В анальности это ненависть, человек хочет бить другого, проявлять жестокость, мстить и получать от мучений другого удовлетворение. В кожном векторе это злоба с желанием убить. В звуке неприязнь может доходить до желанием массово истребить группы людей, объединенных по какому-то признаку. Эти чувства со временем требуют разрядки. Стоит отметить, что среди сотен тысяч радикальных исламистов и симпатизирующих им людей по всему миру есть люди и без звукового вектора. И повода для злобы, ненависти и обид у людей по всему миру хватает.


Радикализирующая пропаганда

Радикализация мусульманского сообщества происходит обычно по двум сценариям:
1) обострение социально-экономических проблем – поиск идеологического выражения этих проблем – радикализм в форме салафизма;
2) пропаганда ваххабитско-салафитских идей - радикализм в форме салафизма.

Исторический пример тактики, используемой для радикализации мусульман и пропаганды салафитско-ваххабитских идей на Северном Кавказе, дает Игорь Новицкий в монографии "Управление этнополитикой Северного Кавказа"[5]:

"Остриё своей пропаганды салафиты направили на критику "безбожной" местной власти, в чём с ними были согласны и продолжают соглашаться многие местные жители. Массовые произвол, коррупция и клановость при формировании властных структур, закрытость власти и "её нечувствительность к нуждам населения стали причинами пополнения рядов радикалов". Последние предлагали альтернативу: всемирный халифат - государство правоверных с истинным "исламским порядком", основанным на шариате. Неоваххабизм апеллировал не к клановости и национальности, а к ценностям равенства и братства, к социальной справедливости. Таким образом, кавказский неоваххабизм сформировал для себя социальную базу в регионе, обращаясь к "униженным и обездоленным". Салафиты получили поддержку и у части влиятельных кавказских кланов, обделённых властью. Последние пытались использовать финансовый и пропагандистский ресурс радикальных исламистов в своих целях - для захвата власти в республиках.

Значительную роль в радикализации ислама сыграли образовательные и издательские центры салафитского (неоваххабитского) толка, созданные при помощи зарубежных исламистских фондов и организаций. Обширную исследовательскую и пропагандистскую деятельность вели и ведут центры Ближнего и Среднего Востока. Среди них выделяются: Институт проблем мусульманских меньшинств при университете имени короля Абдельазиза в Саудовской Аравии, Академия исламских исследований при университете Аль-Азхар в Египте, Институт по исследованию ислама в Пакистане. Если Академия исламских исследований в Каире готовит и направляет во многие страны миссионеров, а пакистанский Институт по исследованию ислама проводит международные конференции, симпозиумы по проблемам взаимоотношений наций и народностей, положения религий в России и СНГ, то Исследовательский институт по делам мусульманских меньшинств занимается проблемами истории, права, экономики, политического положения мусульманских меньшинств, и его главная цель – борьба с антиисламскими течениями.

Более 5000 саудовских миссионеров работают во многих странах мира. Начиная с 1992-1994 гг. на территории Чечни, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Башкирии и Дагестана саудовские организации через созданные ими структуры приступили к открытию целой сети полувоенных лагерей для изучения основ мусульманской религии. В лагерях осуществлялась интенсивная идеологическая и военная подготовка молодежи - "будущих защитников ислама". Какое значение отводилось этим лагерям в Чечне, видно из цитируемого ниже документа: "Развивая молодежь физически и имея характер военных организаций, они (лагеря) могут восполнить пробел, который существует в нашем движении по освобождению родины. Молодежь, воспитанная в национальном и исламском духе, может стать стальным остовом, который ляжет в основу будущей национальной армии". Эти лагеря в скором времени под руководством иностранных миссионеров и инструкторов превратились в центры по подготовке исламских боевиков.

В качестве одной из форм деятельности исламские организации используют летние учебные лагеря для взрослых и молодежи, работе с которой уделяется самое пристальное внимание. Учебный лагерь по своей сути является первой фазой идеологической обработки мусульман путем формирования у них образа "добрых правоверных братьев", выполняющих заветы Священного Корана, помогающих "униженным и притесненным" мусульманским меньшинствам в европейских странах. Именно в нем начинается селекционная работа по выделению из общей массы наиболее способных слушателей, которых затем приглашают учиться на курсах за рубежом, где начинается вторая фаза их обработки в духе джихадизма. Эти лагеря и всевозможные курсы проводятся под прикрытием догмата о да'ва, привлечению мусульман к активному участию в миссионерской деятельности. В задачи миссионера входит не только создание новой религиозной сети на территории страны проповедования, но в первую очередь реализовывать интересы своих государств. "Всегда в истории они были первыми, меняли национальную психологию и менталитет народа, среди которого работали, расчищая путь для армии".

Ваххабизм - это не ислам

Ваххабизм стоит выделить отдельно именно как секту, движение, исламистскую идеологию, очень близкую салафизму, но идеологию военно-политическую, радикальную. Основоположник ваххабизма недждский "пуританин пустыни", аскет и кожно-звуковой фанатик Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб сделал эффективными салафитские постулаты, объявив всех мусульман неверными язычниками и многобожниками (ширк), и создал вокруг себя секту из малограмотного контингента, чтобы вести борьбу за очищение ислама. Последователи суфизма были также объявлены Абдуль-Ваххабом вероотступниками, а тарикат (путь духовного возвышения, которому следуют суфийские ордена) дорогой дьявола. Ваххабиты утверждают, что любой, кто не считает кафира кафиром или не обвиняет кафира в куфре (неверии), сам становится кафиром. Не покаявшиеся вероотступники должны быть уничтожены. Т.е. того, кто не согласен с ваххабитами, ждет смерть, будь он суннит, шиит, израильтянин или христианин.

Ваххабиты трактуют любое участие в деятельности неподконтрольного им государства или систем власти, например, участие в выборах, получение пособий по многодетности, как вероотступничество, ширк, или куфр. Поскольку правоверный мусульманин признает над собой только власть Аллаха и помощи ждет только от Аллаха, это часть его ежедневной борьбы на пути к Аллаху. Человек либо признает над собой какую-либо иную власть, кроме Аллаха, либо надеется на помощь кого-то, кроме Аллаха. Это тактика оправдания агрессии.

Согласно исламу, джихад продлится до конца дней. Для моджахеда-боевика (того, кто участвует в джихаде, т.е. усердствует на пути Аллаха) смерть позиционируется как свидетельство его веры перед Аллахом.

Аллах сотворил Землю и населил ее людьми, чтобы они выполняли его волю, выраженную через пророка Мухаммеда, т.е. являлись мусульманами (что означает "покорными"). Мухаммед сформулировал это так: "Земля принадлежит Аллаху и Посланнику его". Каждый, кто не признает ислам, пророка, а значит, и Аллаха - неверный, занимающий землю Аллаха "незаконно". Таким образом, весь мир поделен на два фронта: "Дар аль-харб" - "Земля войны", "Земля меча", т.е. область обитания неверных, - и "Дар аль-Ислам" ("Земля покорности"), где обитают мусульмане. Победа джихада ознаменует собой торжество ислама на всей земле, т.е. превращение ее в единую территорию "Дар аль-Ислам". Отвоевание территорий, бывших частью исламского Халифата, т.е. уже бывших "Дар аль-Ислам", это первостепенная задача каждого мусульманина. А земли Халифата, как известно, включали в себя множество подвластных территорий: Аравийский полуостров, Ирак, Иран, большую часть Закавказья, Среднюю Азию, Сирию, Палестину, Египет, Северную Африку, большую часть Пиренейского полуострова.

Неверные язычники должны были либо принять ислам, либо покинуть "земли покорности", в противном случае их ждало уничтожение. Неверные "Люди Книги" (евреи, христиане, зороастрийцы) на захваченных территориях имели особый статус согласно Корану, т.е. имели право на жизнь и даже исповедания своей религии, тихо и скрыто, так чтобы это не оскорбляло чувств мусульманина. И они должны были платить особый налог. Ибн Ваххаб отменил правило уважения "Людей Книги".

Ему казалось, что большинство мусульман просто слепы, глухи и бездарны, неверно трактуют Коран, не понимают его, поклоняются и взывают к тем, кто их слышать попросту не может, т.е. они искажают смысл самого главного в священном знании – единственности Бога (Аллаха).

Нетрудно заметить, что исламские догмы переданы в Коране очень звуковыми текстами со звуковыми смыслами. Содержание Корана очень многопланово, сложноинтерпретируемо и зачастую абстрактно. Правильное толкование аятов - это целая наука. Ваххабитский подход к использованию смыслов Корана представляет собой крайне плоское прочтение отдельных отрывков, чтобы облечь ваххабитское фанатичное зерно в псевдошариатскую обертку.

Салафиты и ваххабиты искажают суть того, что сказано в Коране и хадисах, изымая из них слова или меняя смысл хадиса при его пересказе, компануют аяты и хадисы, вставляя их в собственный смысловой контекст. Часто "невыгодные" хадисы не признаются и называются слабыми.

Мухаммад ибн Абдуль-Ваххаб считал, что говорить можно только с Аллахом, а не с его наместниками, пророками и праведниками. Абдуль-Ваххаб считал куфром посещение могил пророков, запрещал называть Пророка «мой господин». Ваххабитами отрицается необходимость следовать мазхабам (школы шариатского права, в основе которых лежат Коран, Сунна и другие источники), поскольку имамы этих мазхабов обыкновенные люди, и каждый мусульманин сам должен принимать решения, основываясь на Коране и Сунне. Мусульманин также может сам трактовать Коран и хадисы по своему усмотрению. Ваххабитские догмы, по сути, это развязывание рук, это подстраивание под свои умозрения закона шариата, это внесение раскола в Ислам.

Большинство людей не сможет толковать Коран верно. Поскольку в Коране все дело в смысле слов, многие аяты и хадисы нельзя воспринимать напрямую, их нельзя выдергивать из контекста, поскольку от этого они могут менять смысл, терять его или наводить на неверные мысли и восприятие. Чтобы правильно толковать Коран, нужно быть ученым в этом деле, а также владеть знаниями в ряде других коранических наук. Следует также знать историю и время ниспослания всех аятов Корана. Знать, по какой причине был ниспослан аят или приведен хадис, знать порядок очередности. Различать, какие аяты имеют общий смысл, а какие - особый, какие аяты прямые, а какие иносказательные, какие аяты являются опровергающими предыдущее решение, а какие являются опроверженными решениями, какие аяты предлагают условия и т.д.[6]

Ваххабитский терроризм, выходя из национальной арены на глобальную, в наши дни претерпевает некое преображение ввиду своей растущей популярности среди молодежи, сосредоточения больших сумм денег у ваххабитских группировок и доступности информационных технологий. Ради эффективности методов пропаганды "Аль-Каида", например, будучи международной террористической организацией, создала субкультуру терроризма. На публичных интернет-ресурсах в общем доступе лежат фильмы и мультипликация, музыка и аудио-материалы, рассчитанные на разные социальные группы и возраст. Все это доступно на наиболее распространенных языках планеты. В том же стиле действует и Исламское Государство (ИГИЛ).


Отрезание голов

Показные казни с отрезанием головы неверным в отместку за что-то или кого-то – это фактически визитная карточка современных ваххабитов. Но, как и все остальное, что позволяют себе делать ваххабиты, они мотивируют божественным писанием, его интерпретациями или ссылками на авторитетных улемов.

Как гласит Коран: «Не берите же из них друзей (из неверных), пока они не выселятся по пути Аллаха; если же они отвратятся, то схватывайте их и убивайте, где бы ни нашли их». «Помощь – только от Аллаха, великого, мудрого, чтобы отсечь какую-либо конечность у тех, которые не веровали...». Вот твой Господь внушил ангелам: «Я — с вами. Укрепите тех, которые уверовали! Я же вселю ужас в сердца тех, которые не веруют. Рубите им головы и рубите им все пальцы».

Однако определенно нигде в Коране не сказано, что людей надо резать ножом, постепенно отрезая голову. Это совершенно не то же самое, что отрубить голову.

Шариат предписывает мусульманам как нужно правильно, наименее безболезненно лишать животных жизни, чтобы их мясо было халяль, то есть пригодным (дозволенным) для употребления в пищу. Животному перерезают горло острым ножом и обязательно дают крови вытечь максимально. Этот метод забоя называется забх. Мясо, полученное таким образом считается чище, поскольку лишено крови, бактерии в которой быстро запускают процесс гниения.

Обезглавливание как жестокий, варварский и запугивающий элемент психологической войны не нов. Отрезанная голова испокон веков была военным символом победы. Племена скифоф и гуннов прикрепляли головы врагов к седлам ради устрашения противника.

Однако ХХI век - это век интернета. И сегодня моджахеды ИГИЛ, будучи яркими представителями современного радикального салафизма, применяют забх в отношении заложников именно с целью массового запугивания через медийное пространство прессы и интернета. Начало именно этой тенденции положил руководитель иракской исламистской группировки "Ансар аль-Ислам" Абу Мусаб аз-Заркави, известный своей страстью к жестокому и бездумному насилию.[7]

Боевики ИГИЛ, режущие головы на камеру, делают это с удовольсвием или по крайней меры без сожаления. Вообще беспринципному фанатику или морально-нравственному дегенерату не составляет труда исполнить приказ вышестоящего командования и отрезать голову неверному, дабы доказать свое рвение и фанатичность, дабы продвинуться из рядового солдата выше. Многие готовы резать головы просто за власть, и гордо называть цифру лично им убитых кафиров.


Территориальная экспансия

Глобализация и технологии создали предпосылки для превращения отдельных национальных салафитских террористических группировок в крупные террористические сети. Эти сети опутывают сегодня гигантские территории, особенно в области «Большого Юга», где преобладает мусульманское население. К ним относиться Ближний восток, страны Сахеля и Магриба, Средняя Азия, Юго-Восточная Азия и другие.

Террористические группировки, появляясь, объединяются с другими, меняют имена, распадаются, однако, в общем, количество радикальных салафитов в мире стремительно растет.

Самой «эффективной» и многочисленной салафитской группировкой на 2015 год является «Исламское Государство» (ИГИЛ). ИГИЛ удалось создать настоящий брэнд из своего имени, популяризировать джихад в большой части мусульманского мира, и даже создать некое подобие субкультуры терроризма. Боевики ИГИЛ контролируют значительные территории Сирии и Ирака. Количество боевиков по данным воюющих против ИГИЛ курдов составляет около 200 тысяч человек.

«Аль-Каида» богата многочисленными своими подразделениями и франшизами в Афганистане, Пакистане, Сирии, Ираке, Йемене, Ливии. Например, «Джабха́т ан-Ну́сра», насчитывающая более 5000 бойцов на территории Сирии и Ливана.

Движение «Талибан» в Афганистане и Пакистане насчитывающее не менее 60 тысяч боевиков. Сеть «Хаккани» насчитывающая более 10 тысяч бойцов на территории Пакистана и Афганистана. В Пакистане действует порядка 50 радикальных суннитских группировок, среди них такие как «Лашкаре-Тайба», терроризирующая индийский регион Кашмир. «Лашкаре-Тайба» насчитывает порядка 50 тысяч боевиков.

В зоне Сахеля активно действуют «Ансар ад-Дин» (около 10 тысяч бойцов), «Аль-Мурабитун». В Алжире активна «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (около тысячи бойцов). «Аш-Шабааб», контролирующая большую часть территории Сомали насчитывает не менее 5 тысяч бойцов. Нигерийский «Боко Харам» – 6 тысяч бойцов. Ливийский «Ансар аль-Шария» насчитывает около 5000 бойцов. Стоит отметить, что после свержения режима Муаммара Каддафи Ливия стала настоящим рассадником террористическим группировок. В Египте базируется одна из старейших и крупнейших исламистских организаций «Братья Мусульмане», есть там и отдельные салафитские группировки, такие как «Ансар Байт Аль-Макдис» (более 1000 боевиков) и другие.

Палестинский «ХАМАС» насчитывает около 20 тысяч членов. «Палестинский исламский джихад» насчитывает около 6000-8000 бойцов.

«Исламский фронт освобождения моро» на Филлипинском острове Минданао контролирует целый мусульманский регион Бангсаморо, на территории которого проживает свыше 4 миллионов человек. Численность бойцов ИФОМ около 12 тысяч.

Схожая ситуация в северном регионе индонезийского острова Ява Ачехе, где проживает около 4,5 миллионов человек. В Индонезии действует ряд террористических салафитских организаций, в их числе «Джемаа Исламия» (около 5000 боевиков).

«Исламское Движение Узбекистана» насчитывает около 10 тысяч бойцов, среди них в основном узбеки, туркмены, казахи, чеченцы.

Сильны позиции салафитов и в Таджикистане, где действуют такие организации как «Джамаат Ансорулло»[8], «Джамаат Таблиг», «Салафия» и др.

Литература

  1. Евгений Сатановский: Угроза современной цивилизации со стороны радикальной организации "Исламское государство"
  2. Александр Игнатенко. Ислам и политика: Сборник статей. Обремененность прошлым. с. 12: Институт религии и политики; Москва; 2004
  3. Александр Игнатенко. Ислам и политика: Сборник статей. Шансы для исламизма. с. 34: Институт религии и политики; Москва; 2004
  4. Александр Игнатенко. Ислам и политика: Сборник статей. Салафитская практика. с. 21: Институт религии и политики; Москва; 2004
  5. Игорь Новицкий. Управление этнополитикой Северного Кавказа
  6. Курамухаммад-хаджи Рамазанов. Заблуждение ваххабизма в шариатских вопросах. с. 110-111: Махачкала, 2008
  7. Александр Игнатенко. Заметки на полях Всемирного саммита религиозных лидеров
  8. Борис Саводян. Таджикистан в пучине исламизации: в чём сила радикальной проповеди?
Нравится